КРАСНОЯРСКОЕ КРАЕВОЕ РЕГИОНАЛЬНОЕ

ОТДЕЛЕНИЕ

+7 (391) 241-57-59

 

vekk78@yandex.ru

Российский бизнес сейчас как бегун с гирями на ногах

Президент «Деловой России» Алексей Репик.

 

О судьбе российской экономики и бизнеса в условиях санкций и дешевеющей нефти, о том, каким предприятиям сейчас тяжелее всего и что поможет бизнесу удержаться на плаву, «Деловая Вятка» пообщалась с президентом Общероссийской общественной организации «Деловая Россия», победителем национального этапа премии «Предприниматель года 2014» Алексеем Репиком.

Алексей Евгеньевич, хотелось бы остановиться на сложившейся кризисной ситуации в стране. Какой вы видите судьбу российской экономики и бизнеса в условиях санкций и дешевеющей нефти?

 

- Мы вошли в 2015 год с рядом ограничивающих факторов, и нельзя их не учитывать при прогнозировании экономической ситуации в России.

 

Российским предпринимателям сейчас очень непросто, многие задались вопросом, следует ли продолжать свой бизнес. Но у каждой медали есть две  стороны. Девальвация рубля увеличивает производительность труда в валютном исчислении. Значит, товары, произведённые в нашей стране, становятся более конкурентоспособными. Мы можем более эффективно продавать за рубеж продукцию с высокой добавленной стоимостью, сокращать дисбаланс и увеличивать чистый экспорт (весь экспорт минус импорт). Это будет стабилизировать ситуацию в экономике.

 

Чтобы с утра не проверять первым делом нефтяные котировки, которые предопределяют позицию рубля относительно мировых валют, необходимо поддерживать несырьевой бизнес, интересы которого и представляет «Деловая Россия».

 

Серьёзное беспокойство у российского бизнеса вызывает неясная политика по ключевой ставке Центрального банка РФ. Как отразились эти действия на бизнесе?

 

- Позиция ЦБ, который в конце прошлого года поднял ключевую ставку до 17% в попытке затормозить темпы роста инфляции, нам понятна, но замедление инвестиционной активности сказывается на промышленных предприятиях.

 

Когда мы ставим цель остановить инфляцию, нельзя приносить в жертву самое важное – экономический рост и развитие промышленности. Страна живёт, когда работают заводы.

 

Сейчас ЦБ подал позитивный сигнал, снизив ставку на 2%. Этого, конечно, недостаточно, и мы ожидаем следующего снижения.

 

Как ставка отражается на бизнесе? Российский бизнес сейчас как бегун с гирями на ногах - он никогда не пробежит быстрее соперников, у которых гирь нет. На внешних рынках отечественные предприниматели конкурируют с зарубежными компаниями из Японии, США, Европы, у которых ставки – 1–2% процента. И у нашего бизнеса должны быть равные стартовые возможности с нашими мировыми конкурентами. «Деловая Россия» предложила субсидировать кредиты, исходя из

ставки не рефинансирования (8,25 процента), а из ключевой (15 процентов). Надеюсь, что в правительстве нас услышали и согласятся с тем, что ставка должна быть одна.

 

Бизнес под ударом

 

Кто почувствовал кризис первым? Каким предприятиям сейчас тяжелее всего? И в каких отраслях, наоборот, создан задел, который позволит выплыть?

 

- Тяжело закредитованным отраслям, тем, у кого высока зависимость от импортных комплектующих. Первыми под удар кризиса попадают строители и девелоперы. Опыт 2008 года показал, что в группе риска оказываются некоторые предприятия металлургической отрасли.

 

Если предприятие закредитовано или находится в середине инвестиционного цикла – например, должно выкупить импортные станки, комплектующие или ингредиенты, - то ему приходится платить за эти товары в валюте, а её, в свою очередь, брать в долг. При этом на внутреннем рынке оплата в рублях, у предпринимателя появляется искушение поднять цену на свои товары. Но просто взять и поступить так не получится: потребитель не стерпит, потому что его доходы растут не так быстро, как валютный курс.

 

Если предприниматель чётко просчитывает каждый шаг и его продукт востребован покупателем, выход найдётся. Пройдя через горнило кризиса, выжившие компании определят новый ландшафт российской экономики, станут символами несырьевой экономики РФ. В России хорошие заделы в машино- и станкостроении, фармацевтике.

 

В ходе своего визита в Киров в декабре Вы побывали на заводе «Нанолек». Поделитесь своими впечатлениями от увиденного.

 

- Таких крупных и по-хорошему амбициозных проектов, как «Нанолек», в России немного. Есть ещё фармкластеры в Ярославле, Калуге, Санкт-Петербурге. Цикл запуска таких предприятий 4–5 лет, что не всегда приемлемо для инвесторов, которые предпочитают стратегию «низко висящих фруктов», т.е. быстрых результатов. «Нанолек» - хороший пример инвестирования с долгосрочными перспективами. Также это доказательство того, что российский несырьевой бизнес развивается.

 

Стимул для инвестиций

 

Как Вы оцениваете курс на импортозамещение? Как, по Вашему мнению, повлияет процесс вытеснения зарубежной продукции на развитие сельского хозяйства?

 

- Процесс импортозамещения следует понимать как создание отечественного продукта, который будет по-настоящему конкурентоспособным, то есть его можно продавать не только внутреннему потребителю, но он будет востребован и на внешних рынках.

 

Курс на импортозамещение подстегнул развитие агропромышленной отрасли: в неё пошли инвестиции, и уже есть новые проекты в птицеводстве, «молочке», животноводстве, зерновой промышленности. Напрасно мы предпочитали австрийскую говядину российскому мясу. По вкусу наше ничуть не хуже.

 

Пересмотр предельных размеров выручки окажет поддержку небольшим и средним предприятиям?

 

- Кабинет министров предлагает откорректировать предельные значения выручки для предприятий в два раза. Но для самых маленьких из этого списка, микроорганизаций, по сути, ничего не поменялось – уровень повысился с 60 миллионов до 120 миллионов рублей. Для малого бизнеса – с 400 до 800 миллионов рублей, а для среднего – с одного до двух миллиардов. Фактически это просто корректировка из-за ослабления курса рубля. А вот в части упрощённой системы налогообложения для предприятий с оборотом до 60 миллионов рублей предложены действительно интересные льготы, которые могли бы стимулировать региональную активность.

 

Нужно понимать, что предложенные меры по поддержке микропредприятий и малого бизнеса никак не помогут среднему. И рассчитывать, что за счёт этих мер раскрутится маховик внутренних инвестиций, снизится безработица и появятся альтернативные источники наполнения бюджета, не приходится.

 

А предложенные Минпромторгом меры могут помочь среднему бизнесу?

 

- Меры налогового стимулирования, предложенные Минпромторгом в части стимулов для инвестиций в новые предприятия, – принципиально важный элемент перезапуска российской экономики. Ещё в октябре на встрече с президентом России «Деловая Россия» говорила о важности создания набора налоговых стимулов для стимулирования предприятий несырьевого сектора. Министерство промышленности подготовило крайне системный документ, который чётко оценивает эффективность и возможность применения конкретных мер.

Кстати, те же самые или похожие меры запускала и Германия, чтобы выйти из кризиса 2008–2009 года, и тогда они доказали свою эффективность. Антикризисный план правительства помогает дозагружать производственные мощности существующих российских предприятий, но они имеют пределы, поэтому план по стимулированию инвестиций в новые производственные мощности - это вопрос и импортозамещения, и формирования будущего задела для российского несырьевого экспорта.

 

Условия для выхода на рынок

 

Вы возглавили Российско-японский деловой совет, призванный активизировать взаимодействие между деловыми кругами двух стран. Как, по вашему мнению, развиваются торгово-экономические отношения между двумя странами в период экономического спада на фоне западных санкций?

 

- В этом году мы продолжили активную работу по развитию деловых отношений с японскими предпринимателями – в феврале прошла бизнесс-миссия в Токио. Очевидно, в этот год мы входим в других условиях, принимаем во внимание текущий спад российской экономики и понимаем, что серьёзное ослабление рубля сказалось на инвестиционной привлекательности ряда проектов. Особенно это касается тех проектов, которые связаны с импортом в Россию. Но насколько стало менее интересно экспортировать продукцию из Японии из-за снижения покупательной способности в России, настолько стало перспективнее производить продукцию в России, потому что производительность труда в России при пересчёте на йены стала гораздо более конкурентоспособной.

 

Общаясь с деловыми кругами разных стран, необходимо делать поправку на местный менталитет. В Японии не принято часто менять решения. Единожды начав и доказав свою надёжность, компании продолжают долгую совместную работу. Японские бизнесмены планируют свою деятельность на долгосрочную перспективу – работы, связанные с инвестициями в инфраструктуру, или проекты с глубокой локализацией с горизонтом планирования в десять лет и больше – не сворачиваются. По сравнению с предыдущими годами фокус внимания инвесторов смещается с торговли на инвестиционную деятельность.

 

Но абсолютно точно ни о каком закате отношений в долгосрочной перспективе говорить не приходится. Задача бизнес-миссии – посмотреть, в каких ещё проектах или отраслях промышленности российский и японский бизнес могут быть друг другу полезны. Результаты текущей активности мы увидим через 3–4 года.

 

Каким Вам видится экономическое будущее России?

 

- Хочется верить, что сработает русская поговорка «не было бы счастья, да несчастье помогло». Не смогли диверсифицировать экономику страны в тучные годы, будем надеяться, что удастся повысить долю несырьевого бизнеса в экономике страны в условиях кризиса – другого способа нет. А тот, кто решится инвестировать в российский несырьевой бизнес, в это время получит очень хорошие условия для входа на рынок.

 

Источник

© 2015 Красноярское краевое региональное отделение Общероссийской общественной организации "Деловая Россия"

660028, г.Красноярск, ул. Телевизорная, д. 1, строение 9, офис 9

 

Разработка сайта: Atlant Group